February 8th, 2014

Коммунальный серпентарий

Самая отчаянная грызня – внутривидовая. Это я к тому, что пытаюсь по просьбе одного дедушки из моего округа найти правду между двумя управляющими компаниями. Фабула такова: управляшка А управляла неким домом по улице Трубников, пока управляшка Б не перехватила функции управления. Управляшка А в суде отстояла право у управляшки Б управлять домом (господи, прости за матерую тавтологию). Управляшка Б отошла в сторону, но жильцам от управляшки А пришли квитанция с цифрой за весь период, пока рулила управляшка Б. Конкретно подзащитному дедушке – аж на тридцать пять тысяч. Деда чуть не хватил кондратий по этому поводу и пришел ко мне – чтобы я вписался за него как депутат.

Я вписался. В итоге управляшка Б утверждает, что ресурсоснабжающим организациям за все плачено, управляшка А утверждает, что не плачено, мира между ними нет, друг друга сожрать готовы. Но со мной, худо-бедно, А и Б общаются.

Надеюсь урегулировать вопрос.
promo v_listratkin june 4, 2016 20:02 67
Buy for 50 tokens
Есть у меня такая миссия (или пунктик)))) - четыре года в своем городе я ставлю детские городки. И это не благотворительность, боже упаси. Я рассматриваю это как некую инвестицию. Знаете, как Джобс: «Не важно, что ты делаешь, важно то, что ты оставишь после себя». Мрачно звучит, но…

Продавец оружия

Каждый день я прихожу в свой собственный магазин. Отключаю сигнализацию, поднимаю ставни и внимательно оглядываю товар на витринах. Всего ночь тут не был, но мне кажется, я уже соскучился. Я думаю, что эти ряды аккуратно выложенного оружия тоже по мне скучают. А ещё они скучают по покупателям. Они всегда шумные, несмотря на неспокойное время и мировой экономический кризис. Я же ценю своих клиентов. Хотя бы уже потому, что моему магазину скоро стукнет два десятка лет, и я без громких слов могу сказать, что это действительно дело моей жизни, я был рожден для этого – торговать оружием.

А началось это давно. Как раз, когда помирал Советский Союз. Неспокойно было на улицах. Денег хотелось всем, а где они бродили – неизвестно. До «ваучерно-приватизационной» эпопеи было ещё далеко, и слово «рынок» имело однозначное значение «вещевой», наполнение которого осуществлялось исключительно «челноками» под присмотром мордатых пацанов в чёрных куртках из натуральной свиной кожи.

Collapse )